КС предписал поправить нормы пенсионного законодательства, противоречащие УПК

Конституционный суд РФ признал несоответствующими Конституции нормы пенсионного законодательства, не позволяющие включать периоды отстранения от должности в связи с уголовным преследованием в страховой стаж оправданного и реабилитированного фигуранта дела, сообщается в материалах суда.
Поводом к проверке положений закона «О трудовых пенсиях в РФ» стало обращение бывшего директора Темиртауского филиала банка «Восток» Николая Шматкова. В отношении него было возбуждено уголовное дело по ст. 159 УК РФ (мошенничество), предварительное следствие и судебное разбирательство по которому длились с 1995 по 2006 год. В итоге суд оправдал его. Кроме того, в последующем суды восстановили его трудовой стаж за то время, пока он был отстранен от работы (в 2004 году банк был ликвидирован).
В 2010 году Шматкову была досрочно назначена трудовая пенсия по старости. Однако страховая часть пенсии была рассчитана только за период до 31 декабря 2001 года, до вступления в силу закона «О трудовых пенсиях в РФ». Шматков обратился в суд, потребовав перерасчета пенсии. Суды в удовлетворении иска отказали, сославшись на отсутствие оснований для включения в страховой стаж истца периодов его отстранения от работы. В решениях подчеркивалось, что уголовное дело не препятствовало сотруднику банка заниматься какой-либо трудовой деятельностью.
КС, проанализировав материалы дела, указал, что, согласно Уголовно-процессуальному кодексу РФ право на реабилитацию включает в себя в том числе восстановление в пенсионных правах. В частности, время, в течение которого гражданин не работал из-за отстранения от должности, засчитывается как в общий трудовой стаж, так и в стаж работы по специальности. Трудовой стаж, рассчитанный с учетом таких периодов, учитывается при назначении пенсий.
Эта норма, как установил Конституционный суд, в полной мере согласовывалась с пенсионным законодательством, действовавшим до 1 января 2002 года. Однако во вступившем в силу после этого законе «О трудовых пенсиях в РФ» учтена не была.
Между тем, по мнению КС, исключив возможность зачета в страховой стаж лица периода временного отстранения от должности в связи с уголовным преследованием, законодатель породил формальную несогласованность между положениями уголовно-процессуального закона и пенсионным законодательством. Этот пробел ведет к невозможности реализации права на реабилитацию в полном объеме, отмечается в решении.
В связи с этим КС признал п. 1 ст. 10 закона «О трудовых пенсиях в Российской Федерации» не соответствующим Конституции РФ. Властям предписано предусмотреть правовой механизм восстановления пенсионных прав реабилитированных лиц, гарантирующий им пенсионное обеспечение на тех условиях, которые применялись бы к ним при отсутствии уголовного преследования. Решения по делу Николая Шматкова будут пересмотрены.

Comments are closed.