ВС разрешил ФАС не конкретизировать причины внеплановых проверок

Верховный суд РФ разрешил Федеральной антимонопольной службе не указывать в приказе о внеплановой проверке конкретные основания для ее проведения.

Письмо ФАС от 21 октября 2010 года № ИА/36160 «О некоторых вопросах, связанных с проведением внеплановых проверок по статье 11 Закона о защите конкуренции» оспаривало сегодня петербургское ЗАО «Аргус-Спектр» на заседании апелляционной коллегии ВС.

Представители компании указывали, что в п. 1 письма разрешается не указывать в приказе о внеплановой проверке конкретных оснований для ее проведения. Вместо этого предлагается использовать формулировку «соблюдение требований антимонопольного законодательства». Это, по мнению заявителей противоречит п. 7 ст. 25.1 закона о защите конкуренции, согласно которому, в приказе должны указываться не только правовые основания, но и предмет, цели и задачи проверки.

«Приказ – единственный документ, из которого можно понять, в чем обвиняют проверяемого. Невозможно индивидуализировать внеплановую проверку, если проверяют все в целом антимонопольное законодательство. В данном случае не обеспечиваются требования предметной определенности каждой отдельно внеплановой проверки», – объясняла представитель административного истца Нина Воронова.

Судебная коллегия по административным делам ВС, которая рассматривала иск в качестве суда первой инстанции указала, что в этом пункте воспроизведены положения ч. 5 ст. 25.1 закона о защите конкуренции, соответственно, акт не может быть признан незаконным. Представители же «Аргус-Спектра» оспорили решение, настаивая, что без конкретизации права антимонопольного органа неограниченно расширены, что дает почву для злоупотреблений.

Кроме того, истец оспаривал еще ряд положений приказа. Так, в п. 2 письма указано, что в приказе должен содержаться запрос о том, является ли проверяемая организация членом СРО. И, если ответ на него положительный, СРО необходимо уведомить о проведении проверки. Представители ФАС говорили о том, что такая норма принята в интересах компаний, к которым антимонопольный орган приходит с проверкой, однако юристы «Аргус-Спектра» утверждали, что соблюдать ее невозможно – приказ предъявляется непосредственно в момент начала проверки, следовательно у СРО нет возможности узнать, о ее проведении в отношении одного из своих членов.

Третий же пункт письма носит организационно-распорядительный характер и предписывает в трехдневный срок представлять приказы о проведении внеплановых проверок по подозрению в картельном сговоре в отдел по противодействию коррупции, указал истец.

Представитель Генпрокуратуры Лариса Масалова в ответ заявила, что питерская компания в СРО не входит, следовательно, ее прав и законных интересов пункт о СРО не затрагивает. Третий же пункт, указала прокурор, не нарушает прав административного истца.

Выслушав доводы сторон, Апелляционная коллегия ВС отказала в удовлетворении жалобы. «Аргус-Спектр» намерен обжаловать вынесенное определение.

Юристы, которые оперативно согласились прокомментировать «Право.ru» решение ВС, согласны с позицией суда по делу.

«Не стоит ошибочно считать что конкретные факты должны быть указаны в приказе руководителя антимонопольного органа о проведении проверки», – не соглашается с мнением заявителей Роман Скляр, управляющий партнер юридической фирмы «Интеллектуальный капитал». Его точка зрения опирается на доводы, указанные в решении суда первой инстанции: суд указал, что сведения о фактах, свидетельствующих о предполагаемом нарушении антимонопольного законодательства, содержатся в заявлениях и материалах; заявления и материалы являются основанием для проведения внеплановых проверок в силу ч.4 ст. 25.1. Федерального закона «О защите конкуренции»; в соответствии с п. 5 ч. 7 ст. 25.1 приказ руководителя антимонопольного органа о проведении проверки должен содержать только правовые основания проведения проверки.

«Таким образом, в приказе должны быть указаны не конкретные факты, объективные данные послужившие основанием для проведения проверки, а правовые основания, то есть – наименование материалов, заявлений. Например, материалы, поступившие из прокуратуры, или заявление от такого то физического или юридического лица. Указание конкретных фактов может затруднить проведение проверки или способствовать сокрытию возможного правонарушения», – объясняет Скляр.

«Как справедливо указал ВС, обязательным основанием для проведения внеплановой проверки является наличие заявления или иного обращения заинтересованного лица о нарушении антимонопольного законодательства. Данное обстоятельство выступает в качестве отправной точкой для проведения такой проверки. Соответственно довод заявителя ЗАО «Аргус-Спектр» о том, что п. 1 оспариваемого письма антимонопольной службы позволяет проводить внеплановые проверки в отсутствие правовых или фактических оснований, как минимум, спорен», – считает адвокат Александр Соколов, партнер юридического бюро «Гамбит».

Павел Хлюстов, руководитель Департамента по разрешению судебных споров коллегии адвокатов «Барщевский и Партнеры» считает, что для удовлетворения заявленных требований оспариваемое письмо должно обладать нормативными свойствами: оно должно устанавливать, изменять или отменять правила, обязательные для неопределенного круга лиц и рассчитанные на неоднократное применение, т.е. оказывать самостоятельное регулирующее воздействие на отношения, возникающие при проведении внеплановой проверки. «Верховный суд РФ обоснованно отказал в удовлетворении заявления, поскольку разъяснения, содержащиеся в оспариваемом письме антимонопольной службы, не влекут изменение правового регулирования соответствующих отношений, а лишь содержат адекватное разъяснение положений уже существующего антимонопольного законодательства, что не выходит за пределы компетенции ведомства», – уточняет юрист.

Источник: Право.ру
Марина Труханова

Comments are closed.