Один кодекс хорошо, а два — лучше? // В Госдуме обсудили работу над новой редакцией КоАП

Черновой вариант особенной части нового Кодекса об административных правонарушениях (КоАП) уже готов, а работа над оставшимися частями будет завершена к концу этого месяца, объявил вчера председатель Комитета Госдумы по конституционному законодательству и госстроительству Владимир Плигин. Он выступал на круглом столе Госдумы, посвященном новой кодификации законодательства об административных правонарушениях. Депутаты и приглашенные эксперты обсуждали уже внесенную в Госдуму общую часть КоАП и спорили, нужно ли выделять процессуальные нормы в отдельный кодекс. Прийти к единому мнению им не удалось.

Новая редакция общей части КоАП внесена депутатами в Госдуму в январе этого года. Необходимость переработки кодекса авторы объясняли тем, что с момента принятия КоАП в 2001 году в нем появилось около 3000 изменений. Многие нормы кодекса стали трудными для восприятия. Кроме того, изменения были необходимы в связи с объединением Верховного и Высшего арбитражных судов (см. здесь). Однако в марте законопроект подвергся критике Общественной и Счетной палат. Первой не понравилась возможность ликвидация юрлиц и приостановки деятельности индивидуальных предпринимателей. А в Счетной палате отметили, что без уточнения сроков принятия и концепции особенной части КоАП и вовсе нельзя принимать и общую часть кодекса (см. здесь).

«Черновая работа над особенной частью завершена», — сообщил Владимир Плигин, открывая круглый стол, организованный возглавляемым им комитетом. Само мероприятие депутат предложил называть не круглым столом, а рабочим совещанием. К концу этого месяца будет также завершена черновая работа над процедурной и процессуальной частью КоАП, отметил Владимир Плигин. Однако когда они будут внесены в Госдуму, пока не ясно.

Необходимость восстановить единство основных положений всех частей КоАП поддержала профессор Института государства и права Российской академии наук (РАН) Надежда Салищева. В нарушении этого единства, по ее мнению, во многом виновато правительство, которое не смогло предотвратить внесение множества поправок различными ведомствами. «Ведомства считают, что если принят новый закон, то обязательно должна быть административная санкция за его нарушение», — возмущалась выступавшая.

Надежда Салищева похвалила закрепление в общей части КоАП принципов административной ответственности. Однако она предложила их немного «почистить» и дополнить теми, которые есть в главе 24 действующего КоАП (об общих положениях о производстве по делам об административных правонарушениях) — в частности, о языке производства, его открытости и публичности. По мнению Надежды Салищевой, это поможет еще лучше сочетать положения общей и особенной частей.

Определение административной ответственности не надо давать в КоАП, считает Надежда Салищева. «Даже у теоретиков нету единого мнения, что это такое», — отметила она. Некоторые участники круглого стола ее поддержали. «Зачем понятие об административной ответственности в кодексе? Пусть будет в учебниках» — говорили выступавшие. С ними не согласился Анатолий Кирин, доцент кафедры административного права и процесса Российской академии народного хозяйства и госслужбы при Президенте. «Мы студентам объяснить не можем, что это такое! Нужен концептуальный ориентир», — настаивал он. «Системных работ по вопросу административной ответственности не выходит», — поддержал его Владимир Плигин.

Раскритиковала Надежда Салищева и такой вид наказания, как запрет на посещение официальных спортивных мероприятий. «Что это за “официальные” мероприятия? Это на уровне Федерации или субъектов?» — спрашивала она. Не понравился ученому также запрет на пользование услугами авиаперевозчика в качестве пассажира: «Российские компании — бог с ними. А многие иностранные компании будут возражать. Они достаточно самостоятельны, чтобы решать самим, кому запрещать садиться на самолет, а кому нет». Наконец, она предложила делить правонарушения только на грубые и малозначительные (в проекте общей части сейчас предусмотрены грубые, значительные и менее значительные в зависимости от характера и степени общественного вреда).

Своими замечаниями к общей части поделился и депутат Александр Агеев, один из соавторов внесенного законопроекта. В наказании в виде ликвидации юрлица он увидел коррупционную составляющую. Также он предложил систематизировать обстоятельства, исключающие ответственность и освобождающие от нее, и дополнить их деятельным раскаянием. «У нас КоАП носит “наказательный” характер, нужно больше вводить нормы о предупреждениях, предостережениях», — считает депутат. А процессуальную часть он предложил выделить в отдельный кодекс.

Идею создания отдельного процессуального кодекса поддержал профессор кафедры административного права и процесса Московского государственного юридического университета им. О. Е. Кутафина Сергей Старостин. Он участвовал в подготовке первой версии общей части обновленного КоАП (см. здесь).

Другие участники круглого стола были, впрочем, настроены скептически. Анатолий Кирин считает создание отдельного кодекса «преждевременным»: «Проблема в одном — множество субъектов административной юрисдикции, квазисудебных органов. Пока мы не сократим их количество, отдельный кодекс не поможет». Его поддержала юрист Марина Студеникина. «Процессуальные и материальные нормы очень трудно разорвать», — говорила она. «Наша задача в том, чтобы процессуальных норм было достаточно. Это не зависит от того, есть ли отдельный кодекс или нет», — уверена она.

Comments are closed.